HTML блок

В списках не значится

В списках не значится

Пострадавшего от обстрела террористов краматорского мальчика продолжают бить чиновники. Причем 'по-закону'.

Сообщать подробности подобных историй всегда больно и тяжело.

Больно – потому что когда на войне взрослых физически страдают и получают увечья дети – это не по-людски. Этого не должно быть, но это – есть.

Тяжело — потому что, ознакомившись с этим текстом, любой «законник» может легко прицепиться к пункту такому-то статьи такой-то закона такого-то, и радостно возорать во все чиновничье горло: они же сами виноваты!

Но, кроме законов, установленных государством (государствами), есть законы человеческие. Если хотите – Божьи. И вот по ним, этим неписанным законам, то, что происходит вокруг маленького краматорчанина Клима Клименко, чье тело было изранено и порвано 10 февраля 2015 года разрывом прилетевшего из-под Горловки «Смерча», не должно быть. Но это – есть.

Среда, 2 мая. Дрожащий то ли от волнения, то ли от сдерживаемых слез, голос в телефонной трубке:

— Здравствуйте, я – Татьяна Шатохина, новая мама Клима Клименко. Помните?

Еще бы не помнить…

— Мы сейчас в Краматорске, и столкнулись с таким к себе отношением, что трудно и описать… Можно с вами поговорить?

— Ну конечно. Приходите!

И вот отец Клима, Александр Клименко, и новая мама мальчика, Татьяна Шатохина, сидят в редакции и рассказывают подробности...

НЕОБХОДИМАЯ СПРАВКА

Просто, чтобы все понималось. 10 февраля 2015 года, во время обстрела Краматорска из РСЗО, на пустыре по улице Парковой была убита на месте 34-летняя Александра Клименко. Находившийся с ней 3-летний сын, Клим Клименко, получил тяжелые ранения рук и ног, туловища и головы. Именно на месте гибели Александры Клименко и тяжелого ранения ее сына, поздним вечером того же дня, со слезами на глазах комментировал произошедшее Президент Украины Петр Порошенко, обещая помощь всем потерпевшим от атаки боевиков «ДНР».

В день обстрела, отец мальчика в Украине отсутствовал. На следующий день после обстрела, в Краматорске был брошен клич о помощи в пользу раненого мальчика, на который откликнулись сотни людей.

После оказания первой помощи в Краматорске, где врачи все же приняли решение отказаться от ампутации перебитых осколками руки и ноги, ребенка доставили в Отделение детской травматологии Харькова.

Затем Клим Клименко перенес несколько сложных операций, в том числе за рубежом, на которые тоже сбрасывались всем миром.

Лечение Клима, с переменным успехом, продолжается до сих пор. Из-за осколков в голове, Клим частично потерял зрение на один глаз, но трогать железо в голове медики пока категорически не советуют – слишком опасно.

А еще в жизни мальчика снова появилась мама. Харьковчанка Татьяна Шатохина познакомилась с Климом и его папой в больнице, в марте 2015 года. И… сразу поняла, что этот ребенок – ее, как родной. Все трудности с операциями, все поездки за здоровьем, — везде и всюду рядом с Климом, кроме отца, была Татьяна Шатохина.

В декабре 2017 года Александр Клименко и Татьяна Шатохина официально стали мужем и женой. Семья Клименко (кроме Клима, есть еще старший сын) переехала из Краматорска в Харьков. Возвращаться в город, где произошли страшные события 2015 года, они не собираются. Живут в квартире Татьяны Шатохиной, у которой есть 16-летняя дочь.

До нового официального брака, Александр Клименко и его дети имели в Харькове статус переселенцев. После штампа в паспорте о регистрации брака, они этот статус потеряли. И, соответственно, выплаты – тоже, за исключением пенсии по потере кормильца.

… так вот, подробности.

Клим Клименко по-прежнему нуждается в оперативном вмешательстве. В том числе, в связи с постоянным ростом организма, операции будут проводиться, как минимум, раз в год.

Украинские медики признали, что сделали все, что в их возможностях. Теперь основное лечение мальчика проходит в Германии. Ближайшая операция пройдет в июне, причем часть расходов взял на себя немецкий благотворительный фонд.

Александр и Татьяна приехали в Краматорск для того чтобы оформить документы, требующиеся по Закону Украины «Об утверждении Порядка предоставления статуса ребенка, который пострадал вследствие военных действий и вооруженных конфликтов».

Для получения этих документов, требуется выдержка из Единого реестра досудебных расследований об открытии криминального производства по заявлению о совершении преступления относительно ребенка в зоне военных действий и вооруженного конфликта. Статус предоставляют органы власти по месту проживания ребенка, то есть в данном случае – в Харькове. А вот справки нужно получить в Краматорске, по месту ранения Клима.

— Когда мы обратились в правоохранительные органы за справкой по поводу криминального производства, то выяснилось, что Клим Клименко, как пострадавший при обстреле Краматорска, нигде… не числится, — рассказывает Татьяна Шатохина. – В документах СБУ есть сведения о таком-то количестве пострадавших в результате обстрела города, однако конкретный мальчик Клим Клименко там не значится.

— Таким образом, сейчас мы должны доказать государству, что Клим Клименко, действительно, пострадал в результате обстрела Краматорска, — говорит Татьяна Шатохина. – А не упал, катаясь на велосипеде или с табурета в квартире… Мы уже подали не один и не два запроса в столичное СБУ, которое ведет «дело», но там «кормят завтраками», а ответа все нет и нет.

И доказать, что Клим Клименко был ранен в результате обстрела Краматорска боевиками, можно лишь через суд, который должен иметь на руках подтвержденные документы об этом факте, с указанием конкретных виновных лиц, которые стреляли по городу (!!!) С вручением этим стрелкам копии обвинительного заключения…

(На секундочку: ребенок, о котором в свое время рассказывали все телеканалы страны, НЕ ЗНАЧИТСЯ в списках пострадавших от обстрела Краматорска, — это КАК?!!)

После смерти мамы, Александры Клименко, двое ее детей – Клим Клименко и его 9-летний брат Савелий Клименко получили права собственности на общую квартиру на улицу Парковой в Краматорске.

— Никто из нас, после всего случившегося, жить в этой квартире не будет, — рассказывает Татьяна Шатохина. – Желание продать эту квартиру, в первый раз, возникло перед первой операцией Клима в Германии, стоимостью около 14 тысяч евро, когда время и сроки, извините, «кричали», мальчика нужно было спасать, а денег не хватало. Однако Краматорский опекунский совет в марте 2016 года в продаже этой квартиры Александру Клименко отказал. Потому что, по Закону, эта продажа лишала его двоих несовершеннолетних детей крыши над головой.

Узнав об этом решении, отец Клима, как говорится, «психанув», даже не стал брать копию решения Опекунского совета на руки. А зря.

— Сегодня мы приехали в Краматорск, чтобы получить на руки копию решения Опекунского совета, посмотреть на обоснования отказа, и подать заявление еще раз, так как Климу срочно нужны деньги на еще одну операцию, — рассказывает Татьяна Шатохина.

– Посетив сегодня Службу социальной защиты детей в Краматорске, мы обнаружили, что вместо нас, этот решение уже получил на руки кто-то, оставив об этом свою подпись! – говорит Александр Клименко. — И в этой Службе нам заявили, что если мы считаем, что за нас кто-то расписался в получении документов – мы можем обратиться с заявлением в полицию Краматорска, которая должна начать официальное расследование. Я – никаких документов и справок на руки не получал. Теперь я, через официальное расследование, должен доказывать, что я этого не делал.

— Мы пришли в Службу социальной защиты детей, и сообщили, что ребенку нужны деньги на операцию, и для этого мы хотим продать ненужную нам недвижимость в Краматорске, — рассказывает Татьяна Шатохина. – Первый же вопрос, который я лично получила в ответ от вашего краматорского (…) — а вы – кто такая?

— Я – новая мама Клима.

— Вы – никто. Женщина, выйдите из кабинета! – последовал ответ.

Особенности дальнейшего общения чиновников из Краматорской Службы социальной защиты детей с родителями Клима Клименко вы можете увидеть на видео. Оказывается, в Краматорске, сидя в госскреслах, модно нынче общаться с посетителями, закрыв физиономии бумагами.

— Отправляясь в Краматорск, я получила личную визитку из рук главы Харьковского райотдела службы по делам детей, который прекрасно знает все обстоятельства жизни нашей семьи, и перед отъездом в Краматорск сказал мне: «Будут в Краматорске проблемы – сразу звоните, я всё коллегам расскажу и объясню, готов буду выступить гарантом», — говорит Татьяна Шатохина. — В вашем Краматорске все общение свелось к «А вы кто такая? Женщина, выйдите отсюда!» и к закрытым бумагами лицам. Звонить так и не пришлось…

Выйдя из Службы социальной защиты детей в Краматорске, родители Клима Клименко зашли в приемную нардепа Украины Максима Ефимова, где рассказали всё, с чем столкнулись в исполнении краматорских чиновников.

(В данном случае прошу не расценивать как рекламу).

Там выслушали всю историю маленького краматорчанина Клима Клименко, который «в списках не значится», с изумленно-квадратными глазами, приняли все заявления-документы, и заверили, что, начиная со 2 мая, юридическая служба нардепа берет под свое сопровождение все дальнейшее развитие ситуации.

(Как говорится, Бог в помощь).

— Самое главное в исполнении краматорских чиновников – это права детей, — говорит Александр Клименко, папа Клима. – Самое главное в их представлении — это то, что мой сын, Клим, не должен лишиться жилплощади в Краматорске. То обстоятельство, что у ребенка есть жилплощадь в Харькове, их не волнует. Как и то, что, продав квартиру в Краматорске, мы спасем жизнь и здоровье этого самого ребенка…

В одну из «годовщин» обстрела Краматорска, на одном из телеканалов Украины вышел сюжет, в котором утверждалось, что Александр Клименко, папа Клима, отказался от государственной помощи для лечения мальчика за рубежом.

— Как вы думаете, я, как отец, – мог заявить что-то подобное?! – спрашивает Александр Клименко. – У меня погибла жена, стал инвалидом маленький сын… Неравнодушные люди со всей Украины – бесконечная им благодарность! – присылают нам деньги для того, чтобы Клим мог получить необходимую медицинскую помощь за рубежом… Как можно давать подобную информацию в эфир, где совесть у этих людей?!

Ну, а в реалиях теперь остается только ждать, что кого-то из ублюдков, обстрелявших Краматорск 10 февраля 2015 года, вдруг проникнется угрызениями совести, посыплет голову пеплом, явится в украинский суд, и признает себя виновным.

И тогда, возможно, «законники», в том числе из Краматорска, с чистой совестью и без закрытия физиономий, признают: есть такой, изуродованный осколками, мальчик из Краматорска.

Есть!..

9 мая Климу Клименко исполнится 7 лет.

Я ставлю в тексте точку.

Но я точно знаю, что так – нельзя.

Люди (вы) мы?

Или нет?..

Виталий Выголов

ПОМОЧЬ КЛИМУ можно ЗДЕСЬ.

10:12